«Даже я иду, а мои министры стоят и разговаривают. Им неинтересно!»

«Даже я иду, а мои министры стоят и разговаривают. Им неинтересно!»

Венчурный форум собрал на «Казань Экспо» сотню инвесторов, 52 стартапа, Tesla и живого кролика

Производитель: Aresa.
Цена: 1533 RUR
Производитель: HELIOS.
Цена: 2300 2000 RUR
Производитель: Zeidan.
Цена: 1599 RUR

«Многие вещи остаются нереализованными, потому что, кроме разработчиков, никому ничего не надо…» — критиковал сегодня Рустам Минниханов на российском венчурном форуме отношение к стартапам, подчеркивая недостаточно амбициозные запросы компаний. О том, чем Аркадий Дворкович объяснял отсутствие в РФ финансового рынка, как вдохновлял личным примером Рубен Варданян и почему Huawei мало инвестирует в России, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

«Мы все скучаем по общению. Ковид нас разъединил, но сегодня у нас прекрасная возможность пообщаться», — такими словами открыл Российский венчурный форум сегодня президент РТ Рустам Минниханов«Мы все скучаем по общению. Ковид нас разъединил, но сегодня у нас прекрасная возможность пообщаться», — такими словами открыл российский венчурный форум сегодня президент РТ Рустам Минниханов
Фото: president.tatarstan.ru

«Весь мир думает о спасении, а мы говорим, что нужно инвестировать»

«Мы все скучаем по общению. Ковид нас разъединил, но сегодня у нас прекрасная возможность пообщаться», — такими словами открыл российский венчурный форум сегодня президент РТ Рустам Минниханов. Бесконечные павильоны «Казань Экспо» действительно сегодня были плотно наполнены 3 тыс. гостей, участники и делегаты обнимались и здоровались друг с другом за руку. От «доковидных» времен происходящее отличали только маски и трансляция всего происходящего в режиме нон-стоп: обзор не только пленарного заседания, но даже и обход выставки попали в интернет. Причины такой открытости, похоже, кроются в том, что, несмотря на представительность делегации из 200 инвесторов, крупных руководителей, представителей фондов, институтов развития и правительственных чиновников, не все желающие смогли приехать из-за занятости и закрытых границ. Да и для Татарстана данный форум стал одним из первых после снятия «ковидных» ограничений мероприятий такого масштаба. 

«Уверен, что венчурный бизнес в России будет развиваться», — оптимистично напутствовал Минниханов участников форума и передал слово исполнительному директору российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ) Альбине Никконен. Та вспомнила самый первый форум, который прошел 15 лет назад и «казался чем-то диким», инвесторы были непонятными, а слово «стартап» — незнакомым. «Людей с идеями, жаждущими покорить этот мир, объединяет данная площадка. Уверена, что инвесторы и стартапы найдут друг друга и вступят в „брак по расчету“, завоюют мир и выведут Татарстан в число лидирующих территорий», — вдохновляла спикер.

«Уверен, что венчурный бизнес в России будет развиваться», — оптимистично напутствовал Минниханов участников форума, и передал слово исполнительному директор РАВИ Альбине Никконен«Уверен, что венчурный бизнес в России будет развиваться», — оптимистично напутствовал Минниханов участников форума и передал слово исполнительному директору РАВИ Альбине Никконен
Фото: president.tatarstan.ru

Председатель фонда «Сколково» Аркадий Дворкович подчеркнул, что сегодня в Казани обсуждают венчурные инвестиции, пока весь мир думает скорее о спасении. «А мы говорим, что нужно инвестировать в высокорискованные проекты. И это неслучайно: никто не знает, каким окажется будущее. Поэтому надо рисковать, но с умом. Давайте это сделаем в ближайшие несколько часов», — заключил он. В том, что инвестиции работают, всех на личном примере убеждал сооснователь Noodome Рубен Варданян, который признался, что одна из самых первых и самых успешных инвестиций возглавляемого им фонда как раз была совместной с правительством РТ — в компанию EverNote, 15 лет назад. В результате получился один из первых «единорогов» с выходцами из России. 

После недолгого, но емкого торжественного открытия целых полтора часа организаторы выделили на осмотр выставки. И посмотреть действительно было на что. В большом зале разместили свои стенды более полусотни компаний. В основном, конечно, из России (особенно много представителей было из Москвы, Санкт-Петербурга и Татарстана), одна фирма — из США. 10 лучших команд претендуют на победу сразу в двух конкурсных отборах на финансирование. Призовой фонд в 2021 году составит 80 млн рублей, но для этого стартапам нужно понравиться комиссии из ста с лишним судей.

Аркадий Дворкович: «А мы говорим, что нужно инвестировать в высокорискованные проекты. И это неслучайно: никто не знает, каким будет будущее, поэтому надо рисковать, но надо это делать с умом. Давайте это сделаем в ближайшие несколько часов»Аркадий Дворкович: «А мы говорим, что нужно инвестировать в высокорискованные проекты. И это неслучайно: никто не знает, каким окажется будущее, поэтому надо рисковать, но с умом. Давайте это сделаем в ближайшие несколько часов»
Фото: president.tatarstan.ru

Игорь Гладких, исполнительный директор регионального фонда научно-технического развития Санкт-Петербурга (РФНТР) и директор-координатор российской венчурной ярмарки, рассказал «БИЗНЕС Online», что форум в этом году особенно представительный. «Было более 300 заявок от компаний, далеко не все смогли попасть на экспозицию. Ряд компаний имеют совершенно очевидные возможности для успешного развития, в том числе на глобальных рынках, и уже начинают присутствовать там, делают первые шаги. Приехали достаточно много инвесторов: в нашей делегации — более 200 человек, инвесторов среди них сотня точно есть. Это и частные инвесторы, и фонды, локальные и глобальные. Здесь много очень симпатичных бизнесов, но главное — люди! — рассказал Гладких. — Знаете, у них в глазах драйв. Они завоюют мир, им деваться некуда».

Дворкович, Браверман, Минниханов со шлейфом исключительно представительной делегации VIP-персон российского и республиканского уровня внимательно изучили выставочные стенды, большинство из которых представляли собой краткое описание стартапа. В основном это были компьютерные разработки, специализированные маркетплейсы и всевозможные IT-решения. И лишь несколько экспонентов представили физически осязаемый продукт. Информсправка на двух языках включала в себя и сумму требуемого финансирования. Ценник варьируется от $75 тыс. (платформа для организации школьных туров) до $10 миллионов (сколковская Arcon Construction, занимающаяся 3D-печатью).  

«Мы делаем ДНК-тесты и на их основе разрабатываем персонифицированную косметику», — рассказывала гостям представитель Beauty Tech… и получила президентский совет заняться ПЦР-тестами«Мы делаем ДНК-тесты и на их основе разрабатываем персонифицированную косметику», — рассказывала гостям представитель Beauty Tech… и получила президентский совет заняться ПЦР-тестами
Фото: © Илья Наймушин, РИА «Новости»

52 экспонента: от кролика до Tesla

Парад разработок символично для Татарстана начался с нефтяных стартапов (скважины для цифровизации месторождений и сервисы для энергетиков), плавно перейдя к платформам, объединяющим станции зарядки электромобилей. Забегая вперед: вишенкой на торте экспозиции стала роскошная белоснежная Tesla с поднятыми дверями — «крыльями чайки» — и зарядной станцией, намекающей на будущее автотранспорта. 

— Что эта платформа дает? — поинтересовался Минниханов у разработчиков заправочной платформы Zevs. Президенту объяснили, что с помощью мобильного приложения можно подключить любую электрозаправку и ее коммерциализировать.

— Долго, — вынес вердикт Минниханов. — Должна быть 10 минут зарядка!

Кстати, компаний, так или иначе работающих в транспортном сегменте, было неожиданно много. Это и биржа аренды всех типов транспорта, и дешевые (относительно) водные электросамокаты — электрофойлы (всего за $7–13 тыс.).

Были интересные разработки и в других отраслях.

«Мы делаем ДНК-тесты и на их основе разрабатываем персонифицированную косметику», — рассказывала гостям представитель Beauty Tech… и получила президентский совет заняться ПЦР-тестами. Санкт-Петербургский стартап Readу for sky продемонстрировал дивный новый мир бытовой техники, управляемой со смартфона: на стенде парящий чайник лил воду в мультиварку. Были и проекты, автоматизирующие взыскание задолженностей «под ключ». 

Отдельный блок образовательных проектов на экспозиции включал в себя популяризацию уроков с использованием шлема виртуальной реальности (стартап заявил, что у него 105 партнеров в 18 странах) и AI-замену домашнего репетитора. Минниханов поинтересовался, есть ли поддержка татарского языка, и отметил, что нужно адаптировать. 

Еще один резидент Иннополиса представил проект «СравниПолис», позволяющий выбрать наиболее удобный вид страхования. «У нас люди вообще не думают, что с ними может что-то случиться, что могут сгореть. А дома горят»Еще один резидент Иннополиса представил проект «СравниПолис», позволяющий выбрать наиболее удобный вид страхования. «У нас люди вообще не думают, что с ними может что-то случиться, что могут сгореть. А дома горят»
Фото: «БИЗНЕС Online»

Показали делегации и электронные карты лояльности, и цифровую платформу для финансового рынка (из Иннополиса, между прочим), и электронного юриста, и онлайн-примерочную, и целую плеяду маркетплейсов. Кажется, что в виртуальный магазин сегодня упаковали практически все — от мебели и строительных инструментов до 3D-принтеров и грузовой техники КАМАЗа. Проект-менеджер казанского стартапа GetMeCar Вячеслав Самойлов рассказал «БИЗНЕС Online», что самое экзотическое средство передвижения (не считая дрона для орошения полей удобрениями) в его ассортименте — вертолет Robinson. «Мы рассказали Рустаму Нургалиевичу, что аренда по требованию владельца обходится в 38 тысяч [рублей в час], — он сказал, что сам арендует дешевле. Но тарифы не мы устанавливаем», — развел руками стартапер.  

Были и разработки в сфере здравоохранения — чиновникам и инвесторам презентовали устройство, позволяющее мониторить состояние лежачих больных, и умный костюм с сенсорами, который призван повысить эффективность физических упражнений, и биологический анализатор продуктов питания, и новые титановые конструкции для лечения позвоночника, и мини-кубик, фиксирующий в режиме онлайн одновременно 23 параметра климата. «Любые параметры, в любых сочетаниях и любых условиях. Есть уличные, есть домашние», — рекламировал разработку представитель компании. 

Еще один резидент Иннополиса представил проект «СравниПолис», позволяющий выбрать наиболее удобный вид страхования. «У нас люди вообще не думают, что с ними может что-то случиться, что могут сгореть. А дома горят», — подтвердил печальными фактами важность разработки президент РТ. Свою долю экспозиции заняли и вузы: КФУ закончил официальные доклинические исследования 6 препаратов, представив проекты на различных выставках. 

Но самым колоритным экспонентом дня стал живой белый кролик в розовой клетке. Его принес производитель БАДов, демонстрируя различные добавки и полезные вещества, которые, как он уверяет, даже помогают от СПИДа. 

Айнур Айдельдинов: «Как существенно увеличить число российских компаний, конкурентноспособных на мировом рынке? Какие технологии лежат в основании рынков будущего? Какой должна быть роль бизнеса в новых условиях?»Айнур Айдельдинов: «Как существенно увеличить число российских компаний, конкурентоспособных на мировом рынке? Какие технологии лежат в основании рынков будущего? Какой должна быть роль бизнеса в новых условиях?»
Фото: president.tatarstan.ru

«Бо́льшая часть частных средств на самом деле квазигосударственные»

Пленарная сессия началась с задержкой в 20 минут — гости заканчивали осмотр внушительной экспозиции. Модератор беседы — директор инвестиционно-венчурного фонда РТ Айнур Айдельдинов — начал с не менее серьезных цифр. По данным аудиторской компании KPMG, в 2020 году мировой венчурный рынок составил $277 млрд, хотя в 2007-м был равен лишь $49 миллиардам. 

Айдельдинов обозначил главную, по его мнению, задачу для страны — рост числа успешных цифровых стартапов. «И правительство России, и участники венчурного рынка должны найти ответы на большое количество встающих в связи с этим вопросов, — отметил спикер. — Как существенно увеличить число российских компаний, конкурентоспособных на мировом рынке? Какие технологии лежат в основании рынков будущего? Какой должна быть роль бизнеса в новых условиях?» 

В ролике участникам рынка рассказали, что «венчурный рынок стал больше, чем просто бизнесом», а борьба за проекты, способные принести деньги, нарастает. «Наступает время, когда от слов мы переходим к действию», — заключил голос за кадром. 

К слову, само видео смогли посмотреть не все участники сессии. По какой-то причине не работали экраны для тех, кто находился на сцене. «Прекрасный ролик, но вот эти телевизоры у нас, к сожалению, отключились», — извинился Айдельдинов.

Глава инвестиционно-венчурного фонда РТ спросил у Дворковича, почему число сделок на российском венчурном рынке не растет. Само понятие стартапа и инструменты поддержки появились не так давно, напомнил председатель фонда «Сколково». Он указал, что ситуация поменялась: регионы узнали, «что это такое и почему этим надо заниматься». Поддержка иногда работает со сбоями, заметил бывший зампред правительства РФ. 

«Что не изменилось? У нас по большому счету не возник ликвидный эффективный финансовый рынок по разным причинам. И Россия исторически привязана к европейской традиции банковского финансирования, а не к традиции рисковых инвестиций, основанных на большом числе инвесторов. У нас не заработали в эту стороны пенсионные фонды», — указал спикер. 

Есть и еще одна причина отсутствия мощного финансового рынка — бо́льшая часть частных средств на самом деле квазигосударственные, с сожалением признал Дворкович. Он пояснил, что инвесторы в итоге вынуждены считать риски не только технологические, но и институциональные, ведь государство чрезвычайно внимательно относится к своим вложениям. 

Создание эффективного финансового рынка в России пока только мечта, сказал глава фонда «Сколково». «С одной стороны, все компании уникальны, и у каждой проблемы свои. С другой — они у всех одинаковые, — с улыбкой на лице констатировал Дворкович. — И сводятся к отсутствию должного интереса у государства к инновационным решениям. Оно выливается в отсутствие финансового рынка». 

Сегодня РВК и Сбербанк объявили о том, что создадут совместный фонд общим объемом $100 млн для инвестиций в технологические и наукоемкие стартапы, преимущественно на территории РоссииСегодня РВК и Сбербанк объявили о том, что создадут совместный фонд общим объемом $100 млн для инвестиций в технологические и наукоемкие стартапы, преимущественно на территории России
Фото: «БИЗНЕС Online»

РВК и Сбербанк создадут совместный инвестфонд на $100 млн

Первый заместитель гендиректора российского фонда прямых инвестиций Анатолий Браверман, который курирует Российскую венчурную компанию (входит в РФПИ), пришел на форум с новостью. Сегодня РВК и Сбербанк объявили о том, что создадут совместный фонд общим объемом $100 млн для инвестиций в технологические и наукоемкие стартапы преимущественно на территории России. По словам Бравермана, РФПИ поможет молодым компаниям получить доступ на зарубежные рынки — сейчас с этим сложно из-за небольшого спроса внутри страны. 

Отвечая на вопрос, достаточно ли развит российский венчурный рынок, Браверман заметил: «Безусловно, есть потенциал». По мнению замгендиректора РФПИ, сравнивать отечественный и зарубежный рынки пока «не совсем корректно», ведь российский намного моложе. 

Обсудили и еще один вопрос — почему на ранних стадиях стартапы поддерживают хорошо, но затем подросшие компании остаются без помощи? Есть «моменты регуляторики», которые мешают российским компаниям дорасти до уровня транснациональных корпораций, ответила первый замгендиректора негосударственного института развития «Иннопрактика» Наталья Попова, которая также является омбудсменом в сфере защиты высоких технологий. «Это и налоговое регулирование, и система экспортной поддержки», — начала перечислять Попова, но тут же оговорилась, что в плане поддержки экспорта работа все-таки идет. 

Дворкович заметил, что вопрос тут не только в поддержке стартапов, а она есть — много компаний на ранней стадии в фонде «Сколково», они получают налоговые льготы. По словам эксперта, стартапы и инвесторы должны четко понимать свои перспективы — удастся ли выйти на рынок и будет ли популярна продукция. Но и этого недостаточно, ведь непонятно, какое решение примет государство, пояснил гость форума. 

«Например, в сфере онлайн-образования компании сделали замечательные платформы. 7 из 10 крупнейших российских образовательных платформ — это сколковские резиденты. А дальше вдруг государство может сказать и почти уже сказало: „Нет, у нас будет монополия на онлайн-образование. У нас останется одна компания в стране, которая станет этим заниматься“. Ну и зачем тогда вкладывать инвестиции в эти частные платформы?» — задался вопросом Дворкович и предупредил, что «таких трагедий может быть достаточно много». 

По словам Варданяна, в России единичные компании, которые претендуют на стоимость свыше $1 миллиарда, потому что изначально заложен один показатель успеха — выручка. Это неправильно, указал бизнесмен и отметил, что в России пытаются упростить очень сложный механизм, который за рубежом еще только формируетсяПо словам Варданяна, в России единичные компании, которые претендуют на стоимость свыше $1 млрд, потому что изначально заложен один показатель успеха — выручка. Это неправильно, указал бизнесмен и отметил, что в России пытаются упростить очень сложный механизм, который за рубежом еще только формируется
Фото: president.tatarstan.ru

«Мы точно понимаем, как произвести, и совершенно не думаем, как продавать»

Следующий вопрос был адресован Варданяну: «Как предпринимателю создать крупную компанию, продать ее и сделать так, чтобы с ним ничего не случилось?» 

«Сколько у меня времени? Три минуты?» — посмеялся миллиардер. Он для начала поделился впечатлением после осмотра экспозиции: «Знаете, что меня поразило? Мы как выходцы из Советского Союза точно понимаем, как произвести, но нас абсолютно не беспокоит себестоимость, и мы совершенно не думаем, как будем продавать. Мне кажется, данная проблема сидит глубоко в нас». 

По словам Варданяна, в России единичные компании, которые претендуют на стоимость свыше $1 млрд, потому что изначально заложен один показатель успеха — выручка. Это неправильно, указал бизнесмен и отметил, что в России пытаются упростить очень сложный механизм, который за рубежом еще только формируется. К примеру, в иностранных государствах огромная проблема с точки зрения идей, которые «на самом деле не инновационные». 

«Вот я сегодня ходил и смотрел, — вернулся Варданян к экспозиции. — [Спрашиваю, какой] объем инвестиций [нужен]? Там 150 тысяч долларов, даже было 25 тысяч долларов… Я думаю: „Подождите, а ребята точно понимают? Они точно бизнес создают, или продукт? Они компанию хотят сделать, которая будет маркетировать, которая должна создать инфраструктуру, чтобы продукт можно было упаковать. Они реально осознают, о чем они говорят?“» 

Бизнесмен тут же отметил, что говорит «без наезда», лишь хочет обозначить, что в России нет бизнес-культуры, понимания экосистемы. По словам Варданяна, компании и чиновники смотрят очень узко и не видят, что происходит вокруг. У бизнесмена нашелся показательный пример: одна компания долго продвигала коммерческие школьные дневники, а потом государство решило сделать их бесплатными. «Весь бизнес грохнулся в течение секунды», — развел руками спикер. 

«Про венчурный бизнес в России говорят уже почти 20 лет, но пока мы ходим в детских штанишках и ничего такого серьезного не можем предъявить. И общество скептически относится к подобному, говорит: „Смотрите, деньги осваивают, государству мозги парят о том, что это очень важно, а результаты где?“ А результат пока неочевиден», — подытожил Варданян. 

Айдельдинов все-таки попросил уточнить, какими качествами должен обладать бизнесмен, чтобы суметь продать компанию. Бизнесмен выделил три фактора:

  • не надо относиться к бизнесу, как к своему ребенку;
  • понимание того, что в будущем компания может стоить в 10 раз больше, не имеет значения. Не нужно бояться продажи;
  • умение «упаковать» компанию так, чтобы люди поняли, чем ты занимаешься. 

Григорий Лещенко: «Всем очевидно, что технологии заменяют ресурсы, и в скором времени те страны превратятся в лидеров, которые будут не добывать ресурсы, а разрабатывают технологии»Григорий Лещенко: «Всем очевидно, что технологии заменяют ресурсы, и в скором времени те страны превратятся в лидеров, которые будут не добывать ресурсы, а разрабатывать технологии»
Фото: president.tatarstan.ru

«Очевидно, что технологии сегодня заменяют ресурсы»

Григорий Лещенко, главный директор по инвестициям Huawei, тоже отталкивал свой доклад от тезиса, что цифровизация ускорилась. «Всем очевидно, что технологии заменяют ресурсы, и в скором времени те страны превратятся в лидеров, которые будут не добывать ресурсы, а разрабатывать технологии», — многозначительно констатировал он. По словам Лещенко, китайская компания в 2020 году направила $20 млрд на исследовательскую работу, открыла четыре исследовательских центра, пятый планируется в Казани. 

«Что вы делаете в России?» — спросил модератор, с ходом заседания все дальше и дальше отодвигающийся от предназначенной ему трибуны и оказывающийся все ближе к креслам спикеров. Лещенко пояснил, что в РФ 650 институтов и «огромное количество талантливых инженеров», которые, к сожалению, не обладают рыночной экспертизой. Поэтому фундаментальные технологии, которые они разрабатывают, далеко не всегда упаковываются в готовый продукт. А жаль: даже технология 5G, по его словам, была разработана российскими инженерами.

«Huawei — частная компания, мы ищем новые идеи и продукты по всему миру. К сожалению, в РФ мы находим гораздо меньше готовых проектов, зато хорошо поставлена работа. В последнее время было сделано 19 инвестиций в Европе и Израиле, а в России только одна», — констатировал Лещенко, признав, что на сегодняшней выставке ему понравились сразу две компании, к котором он планирует подойти после пленарки. 

«В РФ 250 фондов, в активной инвестиционной фазе только 40 из них, 30 из этих 40 сегодня на форуме присутствуют», — константировал Айдельдинов, передавая микрофон Екатерине Лукьяновой, партнеру Baring Vostok. Она призналась, что представляемый ей фонд зарегистрирован не в России, в год он осуществляет 5–7 сделок, причем средний чек — порядка $19–20 миллионов. 

Александра Джонсон, управляющий директор Global Technology Capital, дала взгляд из Кремниевой долины. «То, что республика Татарстан стала центром притяжения предпринимательской деятельности и венчурного финансирования, меня радует. Аудитория очень-очень образованная», — похвалила она присутствующих, пояснив, что 2020 год стал «большим жирненьким черным лебедем». В этих условиях в США, по ее словам, в тренды вышли ИИ, машинное обучение, виртуальная реальность и сельское хозяйство, потихонечку интернет вещей превращается в интернет поведения. 

«Сначала мы думали, что нас посадили домой на две недели. Потом выяснилось, что это не две недели. А как оценивать компании, если все виртуально? Первые три месяца инвесторы разбивали свой портфель по категориям — по Дарвину: выживает не большой и сильнейший, а тот, кто умеет адаптироваться. Был Skype, а получилось, что выстрелил маленький стартап Zoom. Если вы посмотрите, инвестиционных долларов было больше в разы, чем в предыдущие годы, увеличились размеры сделок. Все пошли в большие компании, а инвестиции на ранней стадии были и остаются самыми сложными», — говорила Джонсон. 

И в качестве примера привела ClubHouse: «Двое предпринимателей приходят к инвестору, у них 1,5 тысячи пользователей. Инвестор пишет им чек на 10 миллионов долларов, а потом приводит им Илона Маска на всякий случай — и все, 3 миллиона пользователей!» 

Рустам Минниханов: «Разработкам нужна поддержка, нужно, чтобы кто-то их взял и реализовал. Многие вещи остаются нереализованными, потому что кроме разработчиков никому ничего не надо…»Рустам Минниханов: «Разработкам нужна поддержка, надо, чтобы кто-то их взял и реализовал. Многие вещи остаются нереализованными, потому что, кроме разработчиков, никому ничего не надо…»
Фото: president.tatarstan.ru

«Я иду по выставке, а моим министрам неинтересно!»

Итоги форума подвел Минниханов. «По многим проектам, которые вижу, я даю поручения министерствам, ведомствам, компаниям. Разработкам нужна поддержка, надо, чтобы кто-то их взял и реализовал. Многие вещи остаются нереализованными, потому что, кроме разработчиков, никому ничего не надо… Даже я иду [по выставке], а мои министры стоят и разговаривают, мои помощники где-то теряются. Им неинтересно! Почему мне интересно, а им нет?» — довольно жестко обратил внимание президент РТ под аплодисменты зала.  

«Люди приехали, столько труда [вложили], мощные разработки, — продолжал он. — Они же живут этим! Конечно, надо продвигать». Обратил Минниханов внимание и еще на одну проблему, частично уже затронутую Варданяном. Он рассказал, что разработчики лекарств, которых он сегодня встретил, оценивают потребность в инвестициях в 30–40 млн рублей. «Это же не деньги! Мы можем миллиард раздать на какие-то… а вещи, которые могут быть конкурентными на мировом уровне, из-за этих 30–40 миллионов остаются на полках, или кто-то у нас их увозит», — с сожалением констатировал президент РТ.

«Сегодня идет реформирование института развития. Хорошо или плохо, но они были, и мы по мере возможности ими пользовались. Очень важно, чтобы мы их не потеряли. Конечно, этого было явно недостаточно. Чудес не бывает, нужны вливания. Надо найти таких людей, чтобы дальше данные разработки пошли», — сказал Минниханов. Он подчеркнул, что в Татарстане огромные возможности вузов, которые за 10 лет серьезно модернизировались, развитые промышленные площадки, индустриальные парки. «Иннополис… Говорят, какую-то игрушку татары придумали — ничего не игрушка! Прекрасный IT-центр для обучения! Университет есть, особая зона имеется. Нужно сохранить все и двигаться вперед», — поставил задачу президент. И снова напомнил, что самое главное — люди (а это задача университетов). 

«Без поддержки регионов и федерального центра указанные проекты [не осуществить], иначе мы будем все время догонять. Но надо двигаться еще быстрее», — заключил Минниханов.

Чайники