бесспорна ли аналогия? Эволюция религиозных убеждений

бесспорна ли аналогия? Эволюция религиозных убеждений

«Чайник Рассела» – знаменитая аналогия, приведённая английским математиком и философом Бертраном Расселом для опровержения идеи, что бремя доказательства ложности религиозных утверждений лежит на сомневающемся. Эта концепция позднее легла в основу откровенно пародийных религиозных форм, таких как Летающий Макаронный Монстр (пастафарианство) или Невидимый Розовый Единорог.

Цена: 86 RUR
Цена: 26 RUR
Производитель: Kitfort.Модель: Kitfort KT-589 25Вт.
Цена: 24990 RUR

Может, чайку?..

В 1952 году статье под названием «Есть ли Бог?» («Is There a God?») Бертран Рассел (1872-1970) писал: «Многие верующие ведут себя так, словно не догматикам надлежит доказывать общепринятые постулаты, а наоборот – скептики обязаны их опровергать. Это, безусловно, не так.

Если бы я стал утверждать, что между Землёй и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите вращается фарфоровый чайник, никто не смог бы опровергнуть моё утверждение, добавь я предусмотрительно, что чайник слишком мал, чтобы обнаружить его даже при помощи самых мощных телескопов. Но заяви я далее, что, поскольку моё утверждение невозможно опровергнуть, разумный человек не имеет права сомневаться в его истинности, то мне справедливо указали бы, что я несу чушь.

Однако если бы существование такого чайника утверждалось в древних книгах, о его подлинности твердили каждое воскресенье и мысль эту вдалбливали с детства в головы школьников, то неверие в его существование казалось бы странным, а сомневающийся – достойным внимания психиатров в просвещённую эпоху…»

Эта статья была отправлена в редакцию журнала «Illustrated» в 1952 году, однако тогда не была опубликована из-за своего скандального характера. Основная идея Чайника Рассела (Russell”s Teapot) заключается в том, что из двух теорий, объясняющих одно и то же, теория с «высшими существами» (креационизм) должна быть отвергнута, и вместо неё должна быть принята теория без лишних сущностей (эволюция и естественный отбор).

Пастафарианство (Pastafarianism)



Пародийная религия, так же известная как Церковь Летающего Макаронного Монстра (Church of the Flying Spaghetti Monster), была основана Бобби Хендерсоном в 2005 году в знак протеста против решения департамента образования штата Канзас, требующего ввести в школьный курс концепцию «Разумного замысла» как альтернативу эволюционному учению. Хендерсон возвещает нелепую веру в сверхъестественного Создателя, похожего на макароны и тефтели – Летающего Макаронного Монстра, и призывает к изучению пастафарианства в школах наряду с другими религиями. Название религии – такой себе «винегрет» из слов «растафарианство» и итальянского «паста», означающего макаронные изделия. «Раминь» (Ramen) – официальное окончание молитв пастафарианцев – так же является комбинацией слова «Аминь» (используемого в христианстве, иудаизме и исламе) и «рамэн» – японский суп с лапшой.

Согласно пастафарианской системе верований, пираты – апостолы пастафариантва. Их изображение как морских разбойников – гнусная дезинформация, распространённая противниками религии. На самом деле пираты были «миролюбивыми исследователями и распространителями доброй воли», раздающими конфеты детям. В издевательском письме к Канзасскому департаменту образования Хендерсон развивает аргумент, что «глобальное потепление, землетрясения, ураганы и другие природные катастрофы – прямое следствие сокращения количества пиратов с 1800 года». Взаимосвязь пиратов с потеплением подтверждается тем, что, как только увеличилось количество Сомалийских пиратов, была провалена конференция по потеплению. Тем самым автор доказывает, что статистически связанные вещи, тем не менее, не обязательно связаны причинно-следственными зависимостями (на чём настаивают креационисты).

Канонические догмы пастафаританства включают в себя восемь советов «Лучше бы ты этого не делал» (как комментарии к выполнению ветхозаветных десяти заповедей). Например: «Лучше бы ты не вёл себя как самовлюблённый осёл и святоша, когда проповедуешь Мою макаронную благодать. Если другие люди не верят в Меня, в этом нет ничего страшного. Я не настолько самовлюблён, честно». Или: «Лучше бы ты не оправдывал Моим именем угнетение, порабощение или экономическую эксплуатацию других». Или: «Лучше бы ты не тратил уйму денег на постройку церквей, храмов, мечетей во имя прославления Моей макаронной благодати, ведь эти деньги лучше потратить на прекращение бедности, на излечение болезней и снижение стоимости Интернета».

В 2011 году властям Австрии на основе конституционных прав человека пришлось разрешить пастафарианину Нико Альму сфотографироваться на водительское удостоверение с дуршлагом на голове как религиозным головным убором. А иначе почему мусульманам можно фотографироваться на документы в хиджабах, скрывающих большую часть лица? «Моя главная цель – заставить людей задуматься над адекватно​стью системы», – заявил практикующий атеист.

Невидимый Розовый Единорог (Invisible Pink Unicorn)



Пародийное божество имеет обличье розового единорога, однако является невидимым – налицо противоречие, аналогичное для большинства теистических религий. В их основе лежит «парадокс всемогущества»: если всесильное божество создаст камень, который не сможет поднять, оно перестанет быть всемогущим. Если же не сможет – оно никогда таковым и не было.

Первое известное письменное упоминание о нём произошло в новостной группе «Usenet alt.atheism» летом 1990 года. Образ Невидимого Розового Единорога охотно используется религиозными скептиками, а в 2007 году стал неформальным символом атеизма. По сей день он используется для доказательства условности веры в сверхъестественное: им заменяют слово «Бог» в любом выражении, которое имеет отношение к религии, от чего их смысл становится совершенно бредовым, фанатичным, «сектанстким». Этого говорящий обычно и добивается, стараясь показать «смиренному прихожанину», как он со своими идеями выглядит со стороны.

Чайник Рассела бороздит просторы космического театра

Чайник Рассела – это известная аналогия о том, что надо доказывать существование явления или предмета, а не не-существование. “Чайник” был впервые использован в религиозной теме, однако применять эту логическую посуду приходится в астрономии.

Диспуты о религии часто сводятся к одному тезису: “А вы докажите, что БогаБуддыЛетающего Макаронного Монстра нет!” В 1952 году математик, мыслитель и просто хороший человек Бертран Рассел написал статью “Есть ли Бог?”, в которой было сказано следующее:

Если бы я стал утверждать, что вокруг Солнца по эллиптической орбите вращается фарфоровый чайник, никто не смог бы опровергнуть моё утверждение, добавь я предусмотрительно, что чайник слишком мал, чтобы обнаружить его даже при помощи самых мощных телескопов. Но заяви я далее, что, поскольку моё утверждение невозможно опровергнуть, разумный человек не имеет права сомневаться в его истинности, то мне справедливо указали бы, что я несу чушь. Однако если бы существование такого чайника утверждалось в древних книгах, о его подлинности твердили каждое воскресенье и мысль эту вдалбливали с детства в головы школьников, то неверие в его существование казалось бы странным, а сомневающийся — достойным внимания психиатров в просвещённую эпоху, а ранее — внимания инквизиции.

Бертран Рассел доволен сказанным.

Говоря вкратце, парадокс Чайника Рассела заключается в следующем – ученый не обязан доказывать, что чего-то не существует. И наоборот, любое утверждение о существовании предмета или явление должно быть чем-то подкреплено.

Охлаждающий Чайник

Аналогия, приведенная математиком, пришлась по душе людям, и потому стала притчей в языцех и одним из критериев научности высказывания. Например, существование динозавров подкреплено доказательствами в виде костей, а говорящих помидоров – нет. Поэтому сейчас в школе учат, что давным-давно ходили динозавры, а не говорящие помидоры, хотя нет доказательств, которые бы опровергали последнее. Здесь, надеемся, все понятно – если нет, пишите в комментарии, придумаем пример яснее.

Как пираты влияют на глобальное потепление

Есть еще один забавный феномен, косвенно связанный с Чайником. Мы не можем доказать влияние пиратов на глобальное потепление, хотя между ними есть статистическая взаимосвязь. Когда в мире было много пиратов, на Земле было намного прохладнее. Уменьшение количества пиратов к ХХ веку совпало с ростом глобальной температуры. Достигнув пика в конце 2000-х годов, потепление стало отступать одновременно с расцветом пиратства в Сомали.
Разумеется, пираты имеют к температуре такое же отношение, как бородатые одноглазые и одноногие дядьки в треуголках к реальным пиратам, но совпадение забавное.

Есть и другая сторона. О существовании Атлантиды говорится только в мифах, и нигде нет явных свидетельств. Потому никто с археологов не утруждает себя доказательствами того, что мифических атлантов не было. Это трактуется любителями сверхъестественного в духе “молчание – знак согласия”. “Если ученые не могут опровергнуть Атлантиду, значит она существовала!” – говорят они. Тут-то и приходит на помощь Чайник Рассела и остужает чрезмерно пылкие умы.

Супер-чайник в быту

Принцип Чайника использовался людьми еще задолго до рождения Бертрана Рассела. Давайте посмотрим, как чайник-супергерой помогает нам в повседневной жизни.

Один из самых ярких примеров – это презумпция невиновности в правосудии. Если в доме напротив ночью обокрали магазин, никто не станет вас арестовывать лишь потому, что вы живете по соседству. Для обвинения нужны более веские причины; например то, что вас видели возле дверей, когда сработала сигнализация. Каждый невиновен, пока не доказано обратного – этот принцип, двоюродный брат Чайника Рассела, защищает людей уже многие годы от произвола в судебной системе.

Рептилоиды не пройдут!

Еще Чайник беспощадно бичует желтую прессу. В 2012 году журналисты часто допытывали астрономов насчет планеты Нибиру. Cлыша в ответ, что ученые не могут доказать то, что ее нет, журналисты трубили о конце света. А ведь астрономы просто хотели сказать, что Нибиру не реальнее фарфорового чайника между Марсом и Юпитером! К слову, мы уже писали о Солнечной системы. Существует мнение, что именно ее приняли за Нибиру астрономы прошлого.

Принцип может быть также полезен на работе. Если начальник говорит, что нет причин чтобы не выплачивать премию, это еще не значит, что деньги у вас в кармане. Ведь еще нужны причины для поощрения!

Напоследок

У нас, Гидов в мире космоса, на кухне есть свой Чайник Рассела, и мы регулярно завариваем им отрезвляющий чай. И если Вам интересны настоящие чудеса Вселенной, а не атланты, бороздящие просторы космического театра, то вы в правильном месте. Ниже у нас много всего интерактивного, а еще есть

Религиозные споры существовали всегда и будут существовать еще долго. Атеисты приводят огромное число доводов против существования божественных сил, верующие находят аргументы в их защиту. Поскольку ни одна сторона не может доказать ни собственную правоту, ни неправоту другой стороны, ни к какому конкретному результату эти дискуссии привести не могут, однако они порождают немалое количество философских идей, порой весьма своеобразных и интересных.

Эволюция религиозных убеждений

Сложность в религиозных спорах связана во многом с тем, что с течением времени религия подстраивалась под развитие науки так, чтобы существование высших сил нельзя было опровергнуть наличествующими на данный момент способами. Сначала, например, бог воспринимался как более реальный персонаж, образно говоря, сидящим на облаке и смотрящим на созданный им мир, но научные достижения все больше ставили это под сомнение.

Выяснилось, что планета не одна, есть и другие, не населенные никем и непонятно зачем понадобившиеся создателю. Солнце оказалось не волшебным даром богов, а вполне себе конкретной звездой. Полеты в космос не обнаружили ничего, подтверждающего существования высших сил. Очень многое из того, что считалось чудесами и божественным промыслом, было объяснено научными фактами. И Бог стал все более духовным понятием, ведь доказать отсутствие чего-то неосязаемого и невидимого гораздо сложнее.

Бертран Рассел: размышления о религии

Что же предлагают философы? “Чайник Рассела” – аналогия, критикующая религию, приведенная математиком и философом из Великобритании Бертраном Расселом. В ней опровергается мысль о том, что сомневающиеся должны доказывать ложность религиозных суждений, а неверующие – их правоту.

Предполагается, что этот чайник Рассела вращается по околоземной орбите, но при этом настолько мал, что увидеть его невозможно ни простым взглядом, ни самыми совершенными астрономическими приборами. Бертран Рассел пишет, что, добавь он к этим словам, что раз наличие чайника невозможно опровергнуть, то никто не имеет права сомневаться в его существовании, и такое утверждение выглядело бы бредовым. Однако в случае, если бы реальность чайника подтверждалась древними книгами, о его подлинности говорили бы детям со школьной скамьи, регулярно проповедовали. Неверие в него казалось бы странным, а неверующие стали бы пациентами психиатров или жертвами инквизиции.

философия аналогии

Основной смысл слов Рассела сводится к тому, что не все аргументы заслуживают доверия, и глупо слепо верить во все.

Огромный пласт научных знаний принимается при обучении на веру. Просто говорится, что оно именно так, и люди соглашаются и запоминают это. Никто не доказывает сотни тысяч правил, теорем и теорий. Этого и не нужно – они были аргументированно доказаны ранее. При желании их можно доказать заново, только нет никакого смысла это делать, когда в науке есть еще много чего непознанного и неоткрытого.

Но существование Бога никем и никогда однозначно доказано не было, на чем делает акцент Бертран Рассел. Книги, точнее, различное отношение разных людей к священным книгам, только добавляют сложностей. Если атеисты и критики христианства в целом воспринимают их, скорее, как сборник легенд и преданий, имеющий определенную историческую и культурную ценность, но во многом приукрашенный и далекий от истины, то для верующих это абсолютно достоверный документ, который они не ставят под сомнение.

Доказать недоказуемое

То, что говорит Бертран Рассел, применимо не только к религии. Речь может идти о любых убеждениях, которые нельзя опровергнуть экспериментально. Причем не только об убеждениях здорового человека, но и о явном сумасшествии. Провести границу между и пациентом психиатра на первый взгляд не так сложно. Но не всегда бред воспаленного сознания можно опровергнуть наглядным научным экспериментом. А раз невозможно опровергнуть, значит ли это, что утверждение о его безумстве – неправда? Нет, ведь окружающим очевидно, что он ненормален. То есть, по сути, приходится пренебрегать какими бы то ни было доказательствами.

Аналогия или психологический трюк?

Как и многие сторонники атеизма, не избежал критики верующих и Бертран Рассел. Размышления о религии этого человека, и, в частности аналогия с чайником – не что иное, как психологическая уловка. По их мнению, если, заменить этот идеальный фарфоровый чайник, который никак не может летать в космосе, реальным космическим телом – астероидом, то его утверждения перестают быть абсурдными.

По сути, никаких оснований для веры в “чайник Рассела”, кроме утверждения автора, нет. В то время как религия не была выдумана ради противостояния с атеистами – верующие признают Бога существующим. У каждого из них есть своя аргументация на это, она может весьма различаться. Но их вера не основана на одном-единственном голом утверждении.

Все ли можно доказать?

Смысл того, что говорит Бертран Рассел о религии, сводится к следующему: если до чего-то невозможно дойти логически либо продемонстрировать это, значит, это не существует и не имеет права на существование. Однако в истории есть примеры, когда некоторые открытия совершались умозрительно. К примеру, Демокрит указал на существование атомов, хотя в то время это утверждение звучало довольно дико, а о доказательствах не могло быть и речи. Поэтому нельзя исключать вероятности того, что какие-то утверждения, высказываемые людьми сейчас, могут впоследствии быть подтверждены и с научной точки зрения.

По сути, критика религии подразумевает два варианта – Бог есть или его нет. И раз его существование не может быть доказано, значит, его нет. При этом остается забытым третий вариант «нам неизвестно». В религии действительно не найти стопроцентных гарантий существования высших сил. Зато есть вера в них. И «нам неизвестно» от науки вполне достаточно для того, чтобы позволить людям верить.

Мнения против

Сравнивать “чайник Рассела” и Бога может для кого-то быть глупо. К утверждению Рассела часто добавляют, что чайник должен быть наделен абсолютными свойствами, но тогда аналогия и вовсе выглядит нелепо. Конкретный знакомый всем чайник имеет форму, по которой понятно, что это именно он, а не тарелка или сахарница – он имеет определенные размеры, вес, изготавливается не из всех материалов и т. д. Но если наделить этот вид посуды бессмертием, всемогуществом, невидимостью, вечностью и иными абсолютными свойствами, то он перестанет быть чайником, т. к. лишится всех тех атрибутов, которые его им делают.

Со своим уставом в чужой монастырь

Если рассматривать фразу о том, что суждение никак не может быть опровергнуто, то тут тоже возникает противоречие. Бог – понятие идеального духовного мира, не вписывающееся в наш материальный мир. Но чайник – вполне осязаемый объект, подчиняющийся законам физики и всем прочим научным закономерностям, существующим на нашей планете. И зная эти правила, можно с уверенностью утверждать, что чайнику совершенно неоткуда взяться на околоземной орбите. Но законы, регулирующие мир духовный, человечеству доподлинно неизвестны, и оно подходит к этому миру с человеческими законами, что порождает непонимание и ошибки.

Бог может служить причиной возникновения нашей Вселенной: на всем протяжении истории он заполняет пустоты в цепочке причин и следствий. Он играет важную роль в мировоззрении людей. А вот вера в чайник избыточна, потому что от нее нет никакой моральной или материальной пользы.

Современные вариации аналогии Рассела

“Чайник Рассела” лег в основу некоторых шуточных религиозных учений современности. Среди них наиболее известными стали и Невидимый Розовый Единорог.

Обе этих псевдорелигии сводят веру в сверхъестественное к абсурду и пытаются доказать ее условность, т.е. то, что можно придумать себе любой божественный образ и назвать его единственно верным, не приводя никаких доказательств в свою правоту. Ведь как можно доказать, что единорог действительно розовый, если он невидим?

Один из самых популярных аргументов в арсенале атеистов – «чайник Рассела» – аналогия, которая, по мнению её автора, английского философа Бертрана Рассела, отвергает идею, что бремя доказательства ложности нефальсифицируемых религиозных утверждений лежит на сомневающемся. Атеисты свято верят в непогрешимость «чайника» и используют его в своих разоблачениях в качестве контрольного выстрела в голову идеологического противника. Зачастую они только упоминают название этой аналогии, не утруждая себя её цитированием: настолько веским в их глазах выглядит этот «чайник».

Но действительно ли «чайник» так безупречен и обоснован, как думают атеисты? Для того, чтобы лучше разобраться в этом вопросе, я позволю себе полностью привести содержание рассуждения Рассела: «Если я предположу, что между Землёй и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите летает фарфоровый чайник, никто не сможет опровергнуть моё утверждение, особенно если я предусмотрительно добавлю, что чайник настолько мал, что не виден даже мощнейшими телескопами. Но если бы я затем сказал, что коль моё утверждение не может быть опровергнуто, то недопустимо человеческому разуму в нём сомневаться, мои слова следовало бы с полным на то основанием счесть бессмыслицей. Тем не менее, если существование такого чайника утверждалось бы в древних книгах, каждое воскресенье заучиваемых как святая истина, и осаждалось бы в умах школьников, то сомнение в его существовании стало бы признаком эксцентричности и привлекло бы к усомнившемуся внимание психиатра в эпоху просвещения, или же инквизитора в более ранние времена».

Логика рассуждения ясна, и кажется на первый взгляд безупречной. Утверждается, что нечто существует, но доказательств этого не приводится. Принимать на веру существование такого предмета абсурдно. И если заменить Чайник в этой аналогии Богом, то конечный вывод измениться не должен.

Однако не стоит торопиться принимать сторону Рассела. Присмотримся к этой истории более внимательно. Для того, чтобы сделать свой пример «очевидно абсурдным», автор использует в качестве объекта фарфоровый чайник. А чайники не имеют обыкновения бороздить космическое пространство, если только, конечно, один из них нарочно не будет выведен на околосолнечную орбиту. Останется ли пример таким же абсурдным, если на его место поставить природный объект, одно из многих тел, составляющих Солнечную систему?

Допустим, я скажу следующее: «Между Землёй и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите летает астероид, он настолько мал, что не виден даже мощнейшими телескопами». Казалось бы, такое утверждение не слишком отличается от приведенного Расселом; однако не стоит торопиться объявлять его ложным.

Все изучавшие астрономию читатели знают, что в состав Солнечной системы входят, кроме больших планет, малые тела – астероиды. С момента открытия первого астероида – Церреры – их количество росло как снежный ком и стало измеряться в тысячах. Естественно, лишь немногие астероиды имеют сравнительно крупные размеры. Именно крупные астероиды были открыты в первую очередь: Церрера, Паллада, Юнона, Веста. На сегодняшний день ясно, что у астероидов нет какого-то нижнего предела их размеров; и чем мельче астероиды, тем больше их число. Метеориты – «небесные камни» – достигающие порой поверхности Земли или же сгорающие в атмосфере, это невезучие астероиды, столкнувшиеся с нашей планетой.

Если замена нарочито искусственного объекта на естественный в корне меняет смысл утверждения с абсурдного на вполне вероятный – значит, перед нами не обоснованное доказательство, а психологическая уловка. Рассел с самого начала дает читателю понять, что описываемый им объект не существует, наделяя его нетипичными для космического тела свойствами. Все остальное, в сущности, уже не доказательство: то, что чайник не существует, завуалированно утверждается уже в первой фразе. Именно поэтому пример Рассела не может служить аналогией веры в Бога: ведь верующие не выдумали Бога на потеху философствующим вольнодумцам; они верят в него, то есть признают его существующим, и при этом считают такую позицию обоснованной. Рассел в «чайнике» дает понять, что кроме ни на чем не основанного утверждения, никаких оснований верить в Бога нет.

Однако сам его текст опровергает такой тезис. Вчитаемся в строки, которыми завершается чайник: «…Существование такого чайника утверждалось бы в древних книгах, каждое воскресенье заучиваемых как святая истина, и осаждалось бы в умах школьников». Если переформулировать тезисы Рассела, они приобретут следующую форму: «Доказательством существования чего-либо является его демонстрация, либо логическое рассуждение. То, что говорят учителя, и то, что содержится в книгах (особенно древних), не должно приниматься в качестве доказательства».

Мне кажется, что защищать подобные тезисы в научном сообществе – верный путь быть осмеянным за поистине детскую наивность и полное отсутствие знаний о том, как вообще осуществляется научная работа. Наглядная демонстрация эффективна – кто же будет с этим спорить! Поэтому и в школах, и в институтах преподаватели стараются разбавить сухость материала наглядными пособиями, опытами, демонстрациями и т д. Однако у наглядности тоже есть свои границы. Это было известно еще древним грекам: Демокрит, например, говоря о том, что есть два рода познания – с помощью чувств и с помощью разума – ко второму относил познание атомов. Атомы были открыты Демокритом умозрительно, но это не мешает нам считать его одним из родоначальников современного естествознания. В современной науке знания не только добываются, но и накапливаются, и передаются из поколения в поколение; этот процесс невозможен без зазубривания «школьных истин», критическая проверка каждой из которых сильно затруднила бы научно-технический прогресс, ибо исследователь отдавал бы все время и силы не поиску нового, а проверке уже установленного. Но, когда доходит дело до проверки, какие виды аргументов принимаются к рассмотрению и какова их относительная ценность?

В риторике выделяется четыре вида аргументов: а) довод к очевидному – свидетельские показания, документы, данные экспертизы и научного анализа, б) доводы к размышлению (к логосу) – индукция, дедукция, аналогия, в) доводы к чувствам, страстям (к пафосу), г) этические доводы (к этосу). При этом первые два вида доводов называются доводами «по существу» и противопоставляются двум другим, «человеческим», доводам. Зависимость второй группы доводов от случайных, субъективных факторов часто служила причиной критического отношения к ним. Один из родоначальников новоевропейской научной традиции – Френсис Бэкон призывал разоблачать «призраки» – то есть устоявшиеся, привычные, но, тем не менее, не вполне обоснованные убеждения. Аналогия Рассела развивает именно эту традицию: автор как бы говорит нам, что есть хорошие и плохие аргументы; вторые, как он дает нам понять, не заслуживают внимания исследователя.

Таким образом, нам без всяких обоснований исподволь внушается мысль, что священное предание «слишком человеческое» и что ничто «человеческое» не приемлемо использовать в научном споре. Конечно, любой верующий человек скорее отнесет Писание к документам, то есть «доводам к очевидному»; в отличие от атеиста, склонного видеть в Библии только отражение объективного сознания и фиксацию различных этических и обрядовых норм.

Изъян атеистической аргументации заключается в том, что все четыре группы доводов имеют право на существование в определенных обстоятельствах. Конечно, с развитием точных наук доводы к очевидному и к логосу приобрели больший вес. С точки зрения атеиста религиозные убеждения, так же как и этические, относительны, сложились исторически и представляют собой именно «призраки», то есть некритично воспринимаемые убеждения. Однако относительность доводов к этосу не обесценивает их. Рассел подвергает сомнению веру в Бога, считая несущественным то, что многие поколения людей хранят эту веру и передают следующим поколениям? Но что он скажет, например, о морали? Даже атеист не может отрицать рационального начала, содержащегося в морали, хотя и будет объяснять его наличие «адаптацией», «коллективным опытом» и т.д.

На примере морали видно, что не все, чему нас учат – не заслуживающие упоминания в серьёзной дискуссии призраки. Еще раз хочу обратить внимание читателя на последние строки «чайника»: «…существование такого чайника утверждалось бы в древних книгах, каждое воскресенье заучиваемых как святая истина, и осаждалось бы в умах школьников». Откуда это априорное недоверие к «древним книгам»? Быть может, Рассела не устраивает, что эти книги написаны людьми, не знакомыми с принципами современной науки? В таком случае, объектом критики английского скептика должны стать в первую очередь историки: ведь, помимо археологических данных, они пользуются старинными летописями, хрониками, письмами – одним словом, «древними книгами», авторы которых явно не были знакомы с принципами научной работы. Чайник Рассела привлекает рационально мыслящих людей своей кажущейся логичностью и простотой. Однако, будучи последовательными, господа атеисты вынуждены будут вычеркнуть из списка исторических личностей не только Иисуса Христа, но и Юлия Цезаря, и Карла Великого, и еще многих людей, не доживших до рождения исторической науки (XIX века).

Чайники